shapka_top.jpg

Киевский музей русского искусства

В годы Великой Отечественной войны Украина утратила очень многие произведения искусства. Сотрудники Киевского музея русского искусства — единственного музея такого рода на территории бывшего СССР вне границ России — первые в нашей стране, как утверждают его руководители, создали каталог художественных произведений (живопись, графика), вывезенных гитлеровцами. Сразу надо сказать, что этот заметный труд, к сожалению, мягко говоря, не очень оценили в Министерстве культуры Украины, от которого до сих пор ожидают помощи в издании этого пока уникального каталога, который, как сказал один европейский специалист, может быть предметом судебного иска. Будучи жертвой грабежа, Киевский музей русского искусства фигурировал в материалах Нюрнбергского процесса.

Киевский музей русского искусстваО судьбе вывезенной коллекции мало что известно. Немцы привезли ее в Кенигсберг и поместили на хранение в Прусский музей искусств, а затем переправили в замок Виндельгоф, где якобы она погибла от пожара. Но интересно, что кое-что из увезенного музейного собрания неожиданно обнаружилось. Конечно, это были единичные случаи — в Новгородском музее, например, найден пейзажный этюд, поступивший вместе с другими вещами из Германии. Принадлежащей Киевскому музею оказалась и приобретенная у частного лица картина В.Штернберга «Итальянка у водоема», которую, по словам ее временного владельца, он купил в 1945 году на базаре в Берлине.

Из утраченного важнейшими являются коллекции древнерусской и древнеукраинской живописи, произведения известных художников XVIII и XIX столетий. Среди них — храмовая икона «Успение» из разрушенного Успенского собора, икона «Игоревской Богоматери», перед которой, по преданию, молился в 1147 году князь Игорь, серия портретов австрийского художника Генриха Гольпайна, портрет Николая Гоголя итальянского художника Зона, работы передвижников М.Клодта, А.Саврасова, И.Шишкина, А.Куинджи, В.Поленова и многие другие.

Из музейного списка утраченных ценностей пока ничего не возвращено. Хотя вообще наше новое время содействует взаимопониманию и лояльному отношению к проблеме. Тут следует упомянуть о передаче в 1993 году украинской стороной 32 трофейных экспонатов, связанных с жизнью и творчеством Гете, в том числе и рисунки великого немецкого поэта. И как бы в ответ немецкими представителями привезена в Киев древняя книжная реликвия святого писания, принадлежащая Украине.

Конечно, если говорить о художественных ценностях, вывезенных из бывшего Советского Союза, то часть из них безусловно погибла, но наиболее ценная часть, очевидно, была спрятана и позже «разошлась» по музеям и частным коллекциям. Последнее обстоятельство делает почти невозможным их возвращение. О том, что часть художественных ценностей сохранилась, свидетельствуют и единичные находки, упоминаемые выше, и списки похищенного, переданные американцами представителям СССР после окончания войны якобы вместе с произведениями искусства, которых в последствии найти не удалось. Несомненно, что часть похищенного осталась в самой Германии, часть осела в США и, конечно, в частных коллекциях и, возможно, музеях на территории бывшего Союза.

Помню, лет пятнадцать тому назад, кажется, в Голландии, было возбуждено судебное дело против миллионера, у которого была обнаружена коллекция картин, вывезенная гитлеровцами из какой-то западной страны. Шумное дело закончилось тем, что картины были возвращены законному владельцу. Но это редчайший случай в послевоенной практике.

Ограбленные страны могут надеяться лишь на то, что в германских музеях существуют такие же тайные спецхраны, подобные московским и петербургским, где вот уже долгие десятилетия пребывают сокровища искусства, скрытые от человеческих глаз, которые, согласно международным правилам, должны быть возвращены в страны их происхождения.

галерея картин в Киевском музее русского искусстваНо вот недавно порочный круг был разорван — в Москве состоялась выставка трофейных шедевров живописи, существование которых в спецхранах держалось в строгом секрете — попросту они прятались от общественности. С потеплением отношений между Россией и ФРГ начались разговоры о реституции, принявшие в России очень странный оборот. В средствах массовой информации выражалось только одно мнение — не отдавать!

Ситуация являет собой клубок почти неразрешимых противоречий. Главное в том, что не забылись те колоссальные разрушения и опустошения, оставшиеся после войны, и, в частности, уничтожение и разграбление национальных ценностей культуры и искусства. Поэтому даже по прошествии полстолетия после окончания войны многие считают, что вывезенные из побежденной Германии произведения искусства должны возместить хотя бы частично колоссальный урон, нанесенный агрессией.

Теперь в России об этом говорят открыто, с убежденностью, временами доходящей до вызова и даже бахвальства, мол, попробуйте взять! Дескать, эти сокровища должны стать собственностью России (об Украине и Белоруссии, конечно, и речи нет). Оправдывают они эти претензии и тем, что римляне когда-то грабили греков, Наполеон вывез во Францию почти пол-Италии и никто ничего не возвращал. В порыве благородных чувств так говорят интеллигенты, искусствоведы, но при всем этом нас не покидает впечатление, как от слов «грабь награбленное»...

Подобные настроения в России нас должны очень интересовать в связи с реституцией предметов искусства и истории, вывезенных с Украины в Россию. Надо подчеркнуть, что речь идет не о тех предметах, которые попали туда на законных основаниях, как, например, булава Богдана Хмельницкого, подаренная им русскому царю. Речь идет о раритетах, вывезенных с Украины в разное время незаконно, неправомерно, так сказать, с позиции силы.

Почему экспонаты Днепропетровского музея Яворницкого находятся в Актюбинске? Почему драгоценные изделия из серебра, имеющие историческую ценность, ныне лежат в Уфимском банке? Механика таких «перемещений» была простой: или издавался какой-то подзаконный акт, если речь шла о ценностях мирового значения (это, прежде всего, касается всемирно известных археологических находок украинских ученых), или ценности брались для временного пользования, а потом их «забывали» возвратить, или просто изымались по приказу властителей.

Таким образом Украина утратила исторические символы своей государственности — казацкие клейноды Запорожской Сечи. Известно, что до тридцатых годов в Ленинграде находились 20 куренных знамен, три бунчука, серебряная булава из Задунайской Сечи. Наиболее вероятно — они пылятся где-то в тайных спецхранах.

В Эрмитаж попали уникальные памятники четвертого столетия до нашей эры из археологических раскопок, произведенных в Украине в XIX и ХХ столетиях. Среди них — находки с курганов Чертомлык (Днепропетровская область), Солоха (Запорожская область), Кулеба (автономная Республика Крым). Также были вывезены в Петербург бесценные сокровища из села Малая Перещипына (Полтавская область), датированные VII — IX ст., города Нежина (Черниговская область, XI ст.), Пашковское сокровище, найденное под тем же Нежином (I — IV ст.).

В тридцатые годы из Киево-Печерской лавры для Алмазного фонда Кремля был изъят фельдмаршальский жезл Румянцева-Задунайского, положенный на вечное хранение в лавру. Тогда же на временную выставку в Третьяковку была вывезена бесценная мозаика XII ст. «Дмитрий Солунский» из взорванного Михайловского Златоверхого монастыря. В 1950 году Госхран СССР изъял из Львовского исторического музея 116 экспонатов из драгоценного металла (XIX ст.) и так далее и тому подобное...

В «Книге памяти» украинской комиссии по поиску и возвращению ценностей уже составлены списки более чем на 43 тысячи предметов — вывезенных, изъятых, захваченных, в том числе, и немецкими фашистами.

В феврале 1992 года в Минске государствами — членами СНГ подписано соглашение о возвращении ценностей в страны их происхождения. Российский парламент с воодушевлением отказался его ратифицировать. Возникает вопрос: это временная тенденция или, так сказать, черта характера? Складывается впечатление, что парламентариями и интеллигенцией руководят лишь слепые эмоции ни в коем случае не отдавать то, что, как они выражаются, «нажито за тысячелетия». Они утверждают, что собранные сокровища принадлежат не только России, но и всему человечеству. А раз всему человечеству, то пусть украинцы вместе с другими успокоятся.

Конечно, все эти разговоры, с точки зрения международного права и даже простой логики, щербатой копейки не стоят, но тем больше они тревожат. Позиции силы, точнее, использование своего положения, заключающегося в том, что ценности находятся в России и все зависит от ее воли, игнорирование другой стороны вряд ли достойно цивилизованной державы. Впрочем, отношения между государствами строятся ни день и не два, а в процессе долгих переговоров, которые, в конце концов, должны привести к взаимопониманию. Ведь Украина для России — не Германия времен фашизма, очень хочется на это надеяться и верить, что национально-исторические и художественные ценности все же будут возвращены в Киев.

<< Назад